Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru

Плач Ярославны по 9 млрд долларов. Сергей Николюк

Тема отрицательного сальдо в торговле с соучредителем Союзного государства три раза поднималась главой белорусского государства 24 декабря в интервью редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову.

Ограничусь одной цитатой: «Со времен, когда вокруг Владимира Владимировича прагматики образовались, рыночники. Они считали: «Да ну, чего там, мы проживем без всех, Беларусь нам не надо, будем потихоньку-потихоньку ее прессовать. Экономика у них хороша. Давайте цены на энергоносители повышать». И так далее. Но не в этом главный результат сегодня. Минус 9 млрд долларов дефицит в товарообороте. То есть мы у вас покупаем на 9 млрд долларов больше, чем продаем. Это причина американо-китайского конфликта. Вот у них торговая война…».

Ознакомившись со столь печальным итогом взаимной торговли, «Путин как человек понимающий это, он вообще, можно сказать, онемел». А что ему еще оставалось делать?! Царь в России, если судить по рейтингам, – лучше некуда, но с боярами (прагматиками и рыночниками) просто беда. Прессуют хорошую белорусскую экономику, и в качестве пресса используют цены на энергоносители.

В связи с отсутствием итоговой статистики за 2019 г. обратимся к статистике за год 2018. Сальдо внешней торговли товарами с РФ составило -9 633 млрд долларов. Основной вклад не в пользу Беларуси внесли энергетические товары, коих было закуплено на 10 972 млрд долларов (48,5% российского импорта).

Львиную долю от энергетических товаров составила нефть. В 2018 г. ее было закуплено 18,2 млн т., на сумму в 6,8 млрд долларов. Но зачем белорусам столько нефти? Для ответа на этот вопрос нам потребуется вновь обратиться к интервью от 24 декабря: «Половину нефти, которую мы перерабатываем, мы поставляем. Нам же надо, Алексей, чуть больше 6 миллионов тонн нефти. Из них 4 миллиона – немного для того, чтобы полностью себя обеспечить. Это при старых заводах. Не модернизированных. Ну что такое 5 миллионов тонн? Мы у вас покупаем, перерабатываем – 25».

Так сколько все-таки нефти «нам же надо»? Половина от 25 млн т. – это 12,5 млн т., но Россия поставила в 2018 г. не 25, а 18,2 млн т., половина от которых равняется 9,1 млн т. Кроме того были названы еще три цифры: 4, 5 и 6 млн т! Без двух высших образований в этой арифметике не разобраться, поэтому предполагаю ткнуть пальцем в небо и остановиться на 5 млн т.

При этом необходимо помнить, что ежегодно в Беларуси добывается около 1,6 млн т. «черного золота». Следовательно, для удовлетворения внутренней потребности в нефтепродуктах и химическом сырье вполне можно обойтись импортом 4,4 млн т. нефти.

В 2019 г. Беларусь закупала российскую нефть по цене 374 доллара за тонну. Простенький расчет с помощью калькулятора в телефоне позволяет рассчитать, что за счет сокращения импорта нефти можно было сократить отрицательное сальдо внешней торговли товарами с Россией на 5,3 млрд долларов, т.е. более чем вдвое!

 

Белорусский вариант petrostate

 

Добывая 1,6 млн т. нефти, Беларусь умудрилась экспортировать в 2018 г. 11,9 млн т. нефтепродуктов (в страны СНГ по цене 666, а в страны вне СНГ – 496 долларов за тонну). Неплохой навар, согласитесь!

Попробуйте после этого утверждать, что в правительстве отсутствуют эффективные менеджеры. Это благодаря их энергии и смекалке доля энергетических товаров в белорусском экспорте в 2018 г. составила 22,2%, а экспорт в страны ЕС превысил импорт на 3 млрд долларов!

Парадокс, однако: с деградирующей российской экономикой Беларусь торгует себе в убыток, а с высокотехнологичными экономиками стран ЕС умудряется постоянно оставаться в плюсе!

У этого парадокса имеется простое объяснение: себестоимость добычи одного барреля нефти в Саудовской Аравии не превышает 10 долларов (в России около 30 долларов), что при нынешней цене «черного золота» обеспечивает саудитам шестикратный навар.

От такой эффективности авторам трудовой теории стоимости (Уильям Петти, Адам Смит, Давид Рикардо), в соответствии с которой труд является единственным источником богатства, остается лишь перевернуться в гробах. Поэтому так называемые трудозависимые страны регулярно оказываются в минусе, торгуя со своими рентозависимыми партнерами.

По структуре экспорта Беларусь является типичным нефтегосударством (petrostate) со всем шлейфом полагающихся в таких случаях социально-политических последствий, главным из которых является персоналистская авторитарная власть. Отсюда та страсть, с которой единственный белорусский политик борется за «равные условия» внутри Союзного государства.

В «Плаче Ярославны», как составной части «Слова о полку Игореве», Ярославна (жена князя Игоря) скорбит о муже, попавшем в плен, и о павших русских воинах. Наш вариант плача – это плачь политика, привыкшего поддерживать свой электоральный рейтинг за счет импорта российской природной ренты, на которой налоговый маневр может поставить крест.

 

Природа зла

 

Историю Союзного государства не в последнюю очередь можно рассматривать в качестве истории политики «нефть в обмен на поцелуи». Не исключено, что сегодня мы присутствуем на ее заключительном акте.

Белорусскому большинству, привыкшему получать свой хлеб с маслом с государственного стола, налоговый маневр грозит сокращением пайки масла до минимума. Что касается меньшинства, то в краткосрочной перспективе и ему придется потуже затянуть пояса. Однако тактические минусы имеют шанс обернуться стратегическим плюсом.

Для обоснования своей надежды увидеть свет в конце авторитарного туннеля, я приведу цитату из книги профессора русской литературы и истории культуры в Кембридже Александра Эдкинда «Природа зла. Сырье и государство»: «Поскольку государство извлекает свое богатство не из налогов (речь идет о рентозависимом государстве – Ред.), налогоплательщики не могут контролировать правительство. Раз государственный промысел требует сравнительно мало труда, у трудящихся нет возможности для забастовки. Богатство нации не зависит от труда и знаний народа, поэтому образование и здравоохранение становятся неактуальными для национальной экономики. Вместо того, чтобы быть источником национального богатства, люди теперь зависят от благотворительности государства».

Население привыкает к субсидиям, которые получает. Поэтому прочность авторитарного политического порядка не следует объяснять исключительно сплоченностью правящей группировки и наличием многочисленных силовых структур. Не в меньшей степени она обусловлена поддержкой снизу.

 

***

 

Отказ России от дальнейшего субсидирования «белорусской модели» при отсутствии шагов в направлении интеграции большинство независимых аналитиков расценило в качестве угрозы государственному суверенитету. Однако главная угроза суверенитету связана с отсутствием в Беларуси суверена. Точнее он присутствует, но в лице автократа, а не в лице народа, как это предусмотрено Конституцией («Статья 3. Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ»).

В условиях рентозависимого государства шансов на формирование суверена, способного обеспечить переход от авторитаризма к демократии, практически нет. Следовательно, отказ от российских дотаций должен быть поставлен во главу угла борьбы за независимость. Все прочее – вторично.

 

Коту под хвост

Сергей Николюк

 

90-е годы прошлого века — «лихие», нулевые — «тучные». А какое прилагательное следует подобрать для десятых? По мнению представителя братского народа, российского экономиста Игоря Николаева — «потерянные». Но это для России. А для Беларуси? Для ответа на этот вопрос нам потребуется обратиться к официальной статистике (см. табл.).

Если усреднить показатель индекса ВВП по строкам, то за нулевые годы он составит 107,4%, а за десятые — 101,1%.

 

Динамика индекса прироста (снижения) валового внутреннего продукта

2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
104,7 105,0 107,0 111,4 109,4 110,0 108,6 110,2 100,2 107,7
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020
105,5 101,7 101,0 101,7 96,2 97,5 102,5 103,0 101,1*

* За январь-ноябрь

 

О роли экономики в жизни белорусов нам постоянно напоминают с вершины властной вертикали. Например, вот так: «Нас пугают разными угрозами. Но всегда главная фундаментальная проблема в любом государстве — это экономика. Будет хорошо в экономике — будет хорошо у людей дома, прежде всего в семьях». Но можно и короче: «Фундамент успешного государства, безусловно, сильная экономика».

Убедительно? Убедительно. И что теперь простому белорусу с этой убедительностью делать?

Официальный вариант ответа был предложен 24 декабря в интервью редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову. Если кратко, он сводится к переизбранию на шестой срок…

Почему шестой срок окажется эффективнее четвертого и пятого — белорусам не разъяснили. Но паниковать рано: до начала избирательной кампании еще воз и маленькая тележка времени.

В конце-то концов, что не успеют разъяснить до начала избирательной кампании, разъяснят по ее ходу. А разъяснять есть кому. В этой связи напомню паникерам, что председателем постоянной комиссии палаты представителей по правам человека, национальным отношениям и СМИ избран экс-глава Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько.

За ним не заржавеет. Лично я с господином Давыдько незнаком, поэтому сошлюсь на мнение самого авторитетного белорусского политика: «Человек пришел из оппозиции, белорусскоязычный, очень сознательный человек, талантливый человек».

Между прочим, эта характеристика отсутствует в официальном пресс-релизе от 17 ноября на сайте president.gov.by. Но правду о самом сознательной и талантливом человеке от народа не утаить, несмотря на происки клеветников из «пятой колонны», окапавшихся в главной администрации страны.

 

Определение глупости

 

Но пора вернуться к проблеме фундамента белорусского государства, который на протяжение последнего десятилетия медленно, но неуклонно проседал.

Власть в курсе, если судить по словесным громам и молниям, генерируемым во Дворце Независимости. Однако сказано в Писании: «По делам их узнаете, кто они. Разве собирают гроздья виноградные с терновника или с репейника смоквы? Всякое хорошее дерево приносит добрые плоды, а плохое — худые. Хорошее дерево не может приносить худых плодов, а плохое дерево — добрых плодов. Всякое дерево, не приносящее добрых плодов, срубают и бросают в огонь. Итак, по плодам их узнаете, кто они».

Казалось бы, доходчивее и не скажешь. Тем не менее на протяжении десятилетия белорусов вознаграждают возможностью наблюдать за попытками собирать «гроздья виноградные с терновника или с репейника смоквы». В этой связи будет уместно привести афористичные высказывания Альберта Эйнштейна: «Самая большая глупость — это делать тоже самое и надеяться на другой результат».

Во Дворце Независимости, по всей видимости, уверенны, что бесконечно можно смотреть на три вещи: огонь, текущую воду и на движение единственно верным курсом. Так в свое время полагали и коммунистические вожди в Кремле. В отличие от библейского Моисея им удалось водить народ за собой не четыре десятилетия, а семь.

Плохое дерево приносит худые плоды. Наш вариант плохого дерева с легкой руки главного садовника страны принято называть «белорусской экономической моделью». Ее базовые характеристики впервые были оглашены 22 марта 2002 г. на итоговом пленарном заседании постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов. С тех пор много воды утекло, но ни одна из базовых характеристик так и не была скорректирована.

 

Пирамида, поставленная на вершину

 

Курс развития белорусской экономической модели остается неизменным, несмотря на семикратное падение темпов экономического роста за последнее десятилетие. И в этом есть своя логика. Для ее понимания необходимо отказаться от примата экономического над политическим и социальным.

В современной Беларуси бал правит политика. Об этом необходимо помнить, анализируя таблицу, приведенную выше. С точки зрения экономиста, белорусская экономическая модель не приносит «добрых плодов», но из этого факта не следует, что ее можно срубить и бросить в огонь.

Скорее наоборот, она (модель) срубит и бросит в огонь каждого, в ком ей померещится реальный противник. Сила модели проявляется в способности поддерживать статус-кво, а не в умении выявлять и устранять недостатки. Контроль над всем, что шевелится, для нее важнее экономической эффективности.

«Власть в стране, — поясняет директор Левада-центра Лев Гудков, — централизована, недифференцирована и персонифицирована. Она принадлежит «вождю» народа и осуществляется посредством неконституционных органов управления и механизмов господства (через администрацию президента). Эта власть фактически бесконтрольна, поскольку ей ничто не может быть противопоставлено».

Насколько устойчив такой тип власти, и откуда исходит угроза? В первую очередь угроза власти исходит от самой… власти, ибо белорусский вариант властной вертикали представляет собой пирамиду, поставленную на вершину. Долго же стоять, опираясь только на вершину, пирамида не способна.

Но я бы не стал все валить на архитектора пирамиды и его ближайших помощников. Предлагаю посмотреть на проблему с точки зрения поэта Игоря Губермана:

 

«Живешь, покоем дорожа,

путь безупречен, прям и прост…

Под хвост попавшая вожжа

пускает все коту под хвост».

 

Все верно. Если чересчур дорожить покоем и из всех возможных путей предпочитать безупречные, прямые и простые, то лучшие годы жизни уйдут коту под хвост.

Оставить комментарий

avatar
  Subscribe  
Notify of